?

Log in

О "Левиафане"

Фильм не столько антипутинский и не столько антироссийский, сколько антицерковный. Это там главное и центр всего. И весь библейский лексикон, символика и невнятные разговоры о вере - исключительно для того, чтоб это не забыли. В том числе и параллель с историей Иова.
Конечно же, никакого Иова на самом деле там нет и близко. Ведь суть истории Иова вовсе не в том, что на него свалились одно несчастье за другим. А то, что герой с бодуна бормочет "За что, Господи?" и спьяну пристает к священнику "Где твой Бог?" вряд ли сильно спасает ситуацию.
Посему то, что в основу фильма положена история Иова или даже что это ее "современная киноинтерпретация", это полная чушь. В основу фильма положена не история Иова, а история "Пусси Райт", и основная идея сводится к содержанию пресловутого "панк-молебна". Конечно, фильм снять это не на амвоне попрыгать, поэтому сюжет фильма чуток сложнее, хотя и менее внятен. Вот только разве что в ракурсе "панк-молебна" ("Путина прогони") и можно косвенно говорить об антипутинизме фильма.
Антироссийское же содержание сводится к тому, что все, как чумные, лакают водку. Все остальное не имеет очевидной привязки к России. Тем более к конкретной путинской эпохе в ней.
Конечно, это не исключает, что фильм шедевр с точки зрения всяких ракурсов-шмакурсов и прочих фишек киноискусства, в которых, признаюсь, не силен. Как лично по мне, чисто субъективно, фильм нудноватый и малосодержательный. И самое главное, что я не люблю, да и вряд ли кто-то любит, что там мной пытаются манипулировать, прививая ПОДСОЗНАТЕЛЬНОЕ отвращение к церкви. Я сам немало критикую церковь. Но это должен быть пусть резкий и обличительный, но открытый, честный и РАЗУМНЫЙ разговор, а не зомбирование примитивными идеологемами.
*    *    *

Почему "Левиафан" антицерковный, а не только антиклерикальный?

Что такое антиклерикальный? Это противопоставить Христа и христианскую веру с учащими и властвующими в церкви. В антиклерикальной критике всегда подразумевается некий идеал, на пути которого стоят уроды, захватившие право говорить от имени церкви. Именно такова антиклерикальность проповедей Самого Иисуса Христа.
Что такое антицерковный? Это критика церкви как таковой, выставление ее как учреждение бесполезное в лучшем случае, а вообще-то вредное.
По большому счету, в антицерковной критике как таковой нет ничего плохого. Не всегда это просто "наветы врагов". Она может быть вызвана действительным вырождением церкви. Всего ее состава на уровнях и богословских, и литургических, и приходских, да всяких, не только иерархических. И тогда нужно бить тревогу, будить спящих в сладком сне "у нас все хорошо", поскольку это гораздо опаснее, чем просто "плохие попы на мерседесах". И я сам не чужд такой критики.
Что же мне не нравится в антицерковной критике "Левиафана"? Отчасти я это уже сказал в предыдущем статусе, скажу и здесь позже. А пока отвечу на вопрос, почему антицерковная.
Если бы в фильме все свелось к митрополиту, его поддержке бандитов, это был бы чистой воды антиклерикализм.
Но - есть и другое. В первую очередь - священник. Он показан нарочито "правильным". Живет среди народа в сельской простоте. Милосердствует. Хороший такой простой поп, сам на себе таскающий батоны из магазина. Он-то и произносит ключевые слова о Левиафане и об Иове. Но вся эта библейская мудрость не находит отклика у Николая, вопрошающего: "Где твой Бог?" Для него все эти "божественные глаголы" - пустой звук, "сказки", еще более отторгающие его от веры и церкви. Церковь здесь бессильна даже в самом лучшем своем проявлении. Церковь как таковая. Но еще более красноречива проповедь митрополита. Некоторые сказали, что там какое-то "блаблабла". Нет, проповедь не просто так передана полностью. Зритель как бы тоже среди прихожан и слушает все это, после того, как стал свидетелем трагедии. Эта проповедь о правде и истине формально не противоречит христианскому вероучению, она могла быть на знамени того же Николая. Но сейчас она звучит оправданием лжи и насилия. И звучит в храме, поставленном как символ победы над простой человеческой правдой. "Так вот оно как..." - думает зритель, стоя в храме и слушая проповедь, - "Вы за правду, но ваша правда что дышло - как хочешь, так и повернешь, при желании. Значит, пользы от вас в лучшем случае никакой, а в худшем - вы и есть зло, вся эта ваша вера с напыщенными правильными словами".
И вот это сочетание в общем ряду кадров разрушенной церкви и лежащего скелета кита ("левиафана") подсказывает нам, что церковь безопасна в качестве дохлого левиафана. Некоторые, кстати, задавались вопросом, почему показывают скелет - он же безопасен. Так вот, возможно, фильм вовсе не о государственной "путинской" системе, а именно о церкви. Она много лет была и для многих по сей день остается чем-то безжизненным, каким-то скелетом культурных наслоений, и не более того. В этом разрушенном, скелетном виде она даже вызывает сочувствие, поэтому люди и приветствуют ее возрождение. Но как только она станет живой, она предстанет грозным и всепожирающим чудищем, от которого не будет спасения. Берегитесь! - кричат создатели фильма. Пусть она останется скелетом.. она так прекрасна в бессилии... живописна на поблекших фресках, выхватываемых сполохами огня. Пока эта церковь стояла разрушенной, люди здесь жили спокойно и счастливо. А вопросы веры если и всплывали, то по случаю, в качестве терапевтической отдушины в острые моменты жизни, независимо от нравственного содержания. И большего не надо. Не надо будить спящего левиафана.
Вот такую антицерковность я не принимаю. По сути это и не критика, а отторжение. При чем, как я уже говорил, на подсознательном уровне средствами "волшебной силы искусства", а попросту - зомбирования.
Хотя, я сейчас подумал, польза фильма все же есть. Она не для всех людей, а именно для церковных. Может быть, он поможет освободиться от иллюзий, что "мы такие хорошие" и все "нормальные люди" нас любят, а ненавидят только "враги". Смотрите, говорит уже нам фильм, грозный антицерковный левиафан просыпается. И если не изменитесь, все погибнете. Как это уже и было в истории.

Вот это особенно понравилось в комментах у Кураева. Комментируя его слова в ответ на сентенции Чаплина: "И у врачей есть особое служение. Поэтому они тоже должны восседать на тронах и ходит в золотой парче? Не стоит ли разработать особый чин встречи главврача, входящего в больницу?" один человек написал:

"Почти так и было во времена Мольера - врачи были любимой мишенью его сатиры. Они носили особые, придававшие им важность, тяжелые костюмы и головные уборы, образовали замкнутую касту со своими обычаями и ритуалами, чванно переговаривались на непонятной пациентам латыни и с бешенством воспринимали любое недоверие, критику или насмешку. Мольера французские врачи, его современники, люто ненавидели.
Почему?
Ответ прост. Потому что в XVII веке они почти ничего не умели лечить. Поэтому и приходилось пускать пыль в глаза.
А когда медицина стала могущественной - врачи превратились в скромных вежливых людей".

То есть, по аналогии, нынешняя церковная важность и пышность это не от "особого служения", а как раз от отсутствия истинного служения, от духовного бессилия и пустоты. Что-то ж надо показывать, вот и показываем "золотые унитазы".

Один момент меня озадачил. Уровня воскресной школы. Помогите разобраться. Сначала попала на глаза проповедь Патриарха на день Собора Пресвятой Богородицы... И даже порадовался - все чисто по теме, без державно-патриотических отклонений... Но одно смутило... Что он все говорит такое?

"В этот день мы... прославляем Пречистую Преблагословенную Царицу Небесную, а вместе с Ней ближайших родственников по плоти Господа и Спасителя: Иосифа Обручника, Давида царя; святого Иакова, брата Божия, первого епископа Иерусалимского. Потому и день этот называется Собор Пресвятой Богородицы, то есть собрание, а если перевести на наш язык — семья Пресвятой Богородицы."
"Мы сегодня вспоминаем, говоря по-человечески, семью Спасителя, семью Божией Матери. Одним только этим воспоминанием Церковь подчеркивает значение семьи и семейных отношений, важность рождения детей, важность объединения родственников, особенно пред лицом трудностей и опасностей. "

Собственно говоря на этом "воспоминании семьи" построена вся проповедь.
Каково же было мое удивление, когда оказалось, что подобное понимание Собора Пресвятой Богородицы далеко не частное мнение (или заблуждение?) патриарха.
На том же сайте patriarchia.ru, а также calendar.rop.ru, pravmir.ru, days.pravoslavie.ru и на прочих попавших на глаза церковных сайтах в качестве справки сообщается практически ОДИН И ТОТ ЖЕ текст :

"На другой день по Рождестве Христове празднуется Собор Пресвятой Богородицы, память святого Иосифа Обручника, царя Давида (предка по плоти Господа Иисуса Христа) и святого Иакова, брата Господня, сына от первого брака святого Иосифа Обручника. Святой Иаков сопровождал вместе с отцом своим Иосифом Матерь Божию и Богомладенца Иисуса при бегстве в Египет.
Собором этот день называется потому, что в отличие от отдельных праздников в честь Пресвятой Богородицы (например, Ее Зачатие, Рождество, Благовещение и пр.) в данный день совершается общее (соборное) празднование и других лиц, близких Пресвятой Деве Марии и Господу Иисусу Христу".

Позвольте, но для чествования "семьи" есть другой день: Неделя по Рождестве Христовом, то есть послезавтра. Интересно, что скажет Патриарх в этот день? Да и нет в тексте службы дня Собора Пресвятой Богородицы ни единого упоминания "других лиц, близких Пресвятой Деве Марии и Господу Иисусу Христу". Почему же "Собор"?

Интересно, что на нецерковном сайте http://dic.academic.ru есть формулировка, явно того же происхождения, что и выше, только заканчивается она иначе:

"Собором этот день, как и другие подобные дни, называется потому, что в отличие от отдельных праздников в честь Пресвятой Богородицы, таких, как Ее Зачатие, Ее Рождество, Ее Благовещение и многочисленных праздников в честь чудотворных Ее икон, в данный день совершается общее (соборное) празднование в честь и похвалу Богородицы".

Вот это и есть, на мой взгляд, истинное толкование.
Более всего здесь знаменательно именно то, что я уже сказал: в службе этого дня нет никакого особого упоминания "семьи": ни Иосифа, ни Давида, ни Иакова, брата Господня. Но никого это, грубо говоря, не парит. О чем это говорит? О том, как мы слушаем службу, в том числе и патриарх. И как "все хорошо понимаем" по церковно-славянски.
Меня вообще сильно поражает очевидная идеологическая шизофрения у некоторых товарисчей. Мол, почему мы должны отделяться, если католики не отделяются.
Пардон, мы, во-первых, где пока? В православной церкви? Той самой, что против папизма и на каждом шагу гордящаяся тем, что у нас нет единого управления, что у нас система автокефальных церквей, и так и должно быть, ибо единый центр - от лукавого? Но когда нужно, мы, значит, смотрим туда и говорим: а почему им можно, а нам нельзя?... Ну, очень похоже вообще на все претензии к западу. Чуть что - а у них тоже негров линчуют. Впрочем, и президенты-негры нас тоже не устраивают.
Но это во-первых, а есть еще во-вторых. Папа Римский он-то хоть НАДнациональный. Даже глава хоть и маленького, но своего государства. Факт, кстати, тоже использующийся для обвинений в "папоцезаризме" - мол, "соблазнился мирской властью, и это погубило". Да, конечно, у нас-то не соблазняются, токмо и парят в небесах, а если что и материальное, то "единственно выполняя волю пославшей мя жены"...
Так вот, с точки зрения церковного управления римская церковь имеет центр, равноудаленный (в юридическом смысле) от всех национально-государственных образований. Почему же нам предлагают римо-католическое устройство в качестве аналога для подражания в подчинении "папе" сугубо национального масштаба? Более того, постоянно подчеркивающего значимость для него именно этого национального и этого государственного, не нашего национального и не нашего государственного?
Ну, ладно. Если Вы покаялись и поняли, что единый папа это то, что как раз нужно, и римская церковь в этом права, а присоединиться к ней мешают только канонические разногласия, то давайте - вперед и с песнями! - подымайте на щит Константинополь! Он и номинально уже глава Церкви, и практически тоже равноудален от всех "православных" государств. Несколько не в том смысле, как папа римский, но все же...
Если же вы и это отвергаете, то у меня только одно объяснение. Действительно, вы давно не в православной церкви. А в квазиправославной и псевдохристианской "церкви русского мира". Со своим папой и своим вероучением. Признайтесь в этом хотя бы сами себе, если публично пока такое провозглашать не позволяют "правила игры". Может это хоть как-то вас остановит в спекуляции на "церковных традициях" и "православных канонах".
16 декабря 2014 года Общее собрание епархий Минской митрополии Белорусской Православной Церкви постановило просить митрополита Минского и Заславского Павла, Патриаршего Экзарха всея Беларуси ходатайствовать перед Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом и Священным Синодом о предоставлении Белорусской Православной Церкви статуса самоуправляемой Церкви в составе Московского Патриархата по образцу Латвии, Молдовы и Эстонии. Что это означает для Белорусской Церкви на практике? Комментирует клирик БПЦ, священник Александр Шрамко.

Нужно сразу сказать, что озвученная на собрании Минской Митрополии инициатива вовсе не вызвана текущим моментом политической жизни, как подозревают многие. Я, конечно, не знаю, что там в кулуарах высшей государственной и церковных властей, но давно обратил внимание на то, что с самого начала деятельности митрополита Павла на белорусской земле он активно обустраивает структуру управления Экзархатом: создаются новые Синодальные отделы, повышается статус существовавших, образован новый орган административного управления — Минская Экзархия. Все это идет своим чередом и вне связи с меняющимся политическим климатом. И естественным образом все пришло к тому, что всем этим административным ресурсом просто удобнее оперативно управлять на месте, не дожидаясь согласования со Священным Синодом в Москве.

Напомню, что по Уставу Русской Православной Церкви «Журналы Синода Экзархата представляются Священному Синоду и утверждаются Патриархом Московским и всея Руси» (IX, 8). То есть ВСЕ решения Синода БПЦ, даже чисто внутренние и административные, не только не вступают в силу, но даже не публикуются до утверждения Синодом РПЦ и Патриархом. А заседания Синодов происходят примерно два раза в год, повестка дня насыщенная и не всегда все успевают рассмотреть. Значит, жди следующего заседания Синода, то есть растягивается минимум на год. И это все, повторяю, в отношении в том числе самых рутинных, технических решений, часто требующих оперативного осуществления.

Разве такую систему управления можно назвать эффективной? И главное – какой смысл? Это выглядит как тотальное недоверие или как то, что народ, способный строить самостоятельное государство, в церковном отношении рассматривается как малое недееспособное дитя, не способное само решать простейшие бытовые вопросы? Это же все видят и понимают, что никак не способствуют авторитету Церкви внутри страны. Это и имел в виду митрополит Павел, когда говорил на собрании, что «проявляется такое вот щепетильное чувство, внутренне такое чувство достоинства нашей церкви, нашего государства».

Тем более, как он же сказал, «соседи получили такой самоуправляемый статус, а мы, Церковь большая, нет». И не только большая, я бы добавил, а еще и Церковь большинства, в отличие от Эстонии и Латвии, например. Давайте же доверять друг другу и уважать друг друга. Так же, как мы уважаем своих детей, когда они вырастают до совершеннолетия: факт того, что они могут где-то что-то сами подписать и за себя решить отнюдь не означает, что мы их потеряли, не правда ли?

Тем более, что никто и близко не собирается отделяться от Русской Православной Церкви. Об этом особо сказал митрополит Павел, и эти его слова были встречены не меньшей овацией, чем о намерении ставить вопрос о статусе самоуправления. У белорусов вообще по характеру нет стремления отделяться в любой области. Поэтому у нас нет сколько-нибудь значимых церковных расколов. Просто есть свои специфические вопросы, обусловленные своим укладом жизни и своими законами.

Не надо забывать, что мы все-таки живем в разных государствах уже более 20 лет. Это нельзя не учитывать. Игнорирование этого факта создает трудности и двусмысленности и на уровне Московской Патриархии. Допустим, принимается устав или другой документ, в котором не только вообще предписывается соблюдать законодательство Российской Федерации, но и в разных мелочах он согласован с соответствующими требованиями Закона о свободе совести РФ и другими нормативными актами российского государства. Действие этого документа распространяется и на Белорусский Экзархат. И что прикажете делать? Здесь читать, здесь не читать, а здесь рыбу заворачивать?

Кстати говоря, и само назначение митрополита Павла было проведено Священным Синодом без учета требований белорусского законодательства. Из-за этого новый Предстоятель был поставлен в сложное положение в правовом плане, и только благодаря благосклонности государства, смог занять свою должность.

Поэтому проблема назревала давно и так или иначе потребовала своего решения. Подумайте хотя бы, что Белорусский Экзархат создан еще в 1989 г., когда все мы были в одном государстве. Совершенно новые политические реалии не могли не вызвать в конце концов потребности в корректировке системы управления.

Почему же вопрос о статусе самоуправления озвучен именно сейчас? Косвенно на этот вопрос ответил сам митрополит Павел, когда в своем докладе пояснил, что активная реорганизация системы управления Экзархатом вовсе не означает, что делает он это в противопоставление прежним порядкам. Просто при митрополите Филарете было сделано и так чрезвычайно много: из одной епархии выросла целая церковь, не до всего сразу могли дойти руки.

Добавлю от себя, что в последние годы митрополит Филарет был далеко не в самом лучшем здравии для активных реформ. Поэтому, как сказал митрополит Павел, это не разрушение, а созидание, продолжение того, что начал прежний Предстоятель. И добавил:

«Вы все прекрасно понимаете, что развитие церковной жизни должно быть творческим делом, исходящим из постоянно меняющихся реалий. Думаю, что все мы помним притчу о талантах. Нельзя закапывать талант. Надо пускать его в оборот, а это значит, что необходимо трудиться и двигаться вперед. И мы с вами, не оглядываясь назад, должны идти только вперед по всем направлениям».

Озвучить же планы насчет статуса самоуправления и узнать мнение об этом священства просто не было другой возможности – это первый форум такого рода со времени вступления в должность нового митрополита.

Кстати, сам факт того, что реформы по управлению и предложение о статусе самоуправления исходят от человека, только год назад назначенного из России, говорит о том, что шаги эти вызваны вовсе не мотивами какого-то национального обособления, а потребностями текущего дня. Как это часто бывает, просто новый руководитель увидел свежим взглядом, куда нужно двигаться.

Среди критических голосов прозвучали и опасения, не продвигается ли этот вопрос под давлением государства. Да, наверняка государство тоже в этом заинтересовано, и митрополит Павел этого не скрывает, назвав среди тех, у кого этот вопрос вызывает озабоченность, «и священников, и мирян, и руководителей государственных структур». Но структуры эти всего лишь в общем ряду, а по реакции духовенства, встретившей слова митрополита бурными аплодисментами, понятно, что ни о каком давлении речи нет. Никого не уговаривали, и не уламывали. Это общее желание.

Какие же последствия обсуждаемого события? Несмотря на всю его символическую эпохальность, еще ничего особенного не произошло. Это всего лишь пожелание, просьба, высказанное намерение. Просто поддержка митрополита со стороны духовенства митрополии в его планах. Никаких последствий уставного плана нет. Поэтому нелепы уже прозвучавшие обвинения в «неканоничности» и «игнорировании Устава». Все идет своим чередом.

Скорее всего, этот вопрос обсудит Синод БПЦ, и если будет им поддержан, то будет представлен, как и полагается, на суждение Патриарха и Священного Синода РПЦ, а далее, если будет одобрено и ими, решение по этому вопросу вынесет Архиерейский Собор. Так что это только начало. В любом случае никакого ажиотажа по этому поводу нет, и любое решение будет принято, как я не сомневаюсь, спокойно.

Вообще говоря, не нужно забывать, что любые статусы управления это фактически сугубо технический вопрос. Придавать ему какое-то идеологическое значение, как часто делают и сторонники большей автономии и противники, означает хулу на сам принцип церковного устроения Православной Церкви, которая издревле строится на началах той или иной степени автономности местных церквей. Тем более когда речь идет всего лишь о небольшом делегировании функций на местный уровень. Белорусская Православная Церковь остается в Московском Патриархате, вне зависимости от положительного или отрицательного решения.


Источник: http://www.pravmir.ru/belorusskiy-svyashhennik-aleksandr-shramko-samoupravlenie-eto-ne-otdelenie/#ixzz3MZncOFpb
Есть такая особенность при изучении иностранных языков: особенная трудность при освоении близкого языка. На каждом шагу "ложные друзья переводчика": вроде бы знакомое слово, близкое к родному, но потом оказывается, что означает оно совсем не то, а то и вовсе противоположное.
Вот, нечто подобное происходит и при попытке россиянами анализировать происходящее в Беларуси. Когда читаешь, такое впечатление, что автор не постиг что-то самое простое, но и самое главное, без чего обессмысливаются все дальнейшие построения. При этом, как мне кажется, те же  аналитики довольно успешно и адекватно справляются с анализом США, Франции или Германии. Почему так? Ведь белорусы гораздо ближе и по языку, и по культуре, почти такие же во всем.  Даже смотрят большей частью то же ТВ, те же сериалы, слушают тех же певцов. То же советское наследие, даже в чем-то заповедник этого наследия.
Вот и затуманивается взгляд россиянина. Два ложных фактора: кажущееся подобие и простота.  "Они 1. такие же, как мы, 2. только примитивнее и провинциальнее. Ну, ладно, есть и особенность - чересчур терпеливы. Что тут понимать-то?"
На  самом деле все гораздо сложнее. Не сильно сложно, не скажу, что белорусы такой уж загадочный народ. Но все-таки требуется немножко напрячься, подумать как о действительно особом народе, а не о российских провинциалах, затерявшихся на картофельных полях. Даже меня, хотя и не белоруса по крови, но родившегося здесь и прожившего жизнь, и, наверняка, во многом белоруса по менталитету, белорусы до сих пор нередко удивляют, как в положительном, так и в негативном планах. Вспомните, ради примера, как пришел к власти тот же Лукашенко. Он пришел на волне массового протеста против номенклатуры. Вот "терпеливые белорусы" и завалили на выборах Кебича, ставленника этой номенклатуры, хотя у него в руках было все - и сила, и власть, и  массовые СМИ. И выбрали "своего парня". Фактически это была первая "оранжевая революция", только так не называлась и обошлась без майдана. Насколько парень  оказался "своим", другой вопрос, но в этом плане опыт украинских революций не лучше.
Кстати, об украинцах. О них тоже россиянин часто думает примерно в том же плане, как и о белорусах. Но все же не в такой степени. Признается за ними больше своеобразия, особенно в отношении Западной Украины, которую не любят именно в той степени, в какой признает более чужой.  Есть даже мифилогизированные  стереотипы.  Рискну предположить, что россиянину и понятнее некоторые черты национального характера: романтическая мечтательность и склонность к бунту не так далеки от идеалов россиянина. Да  они, эти черты,  и более выразительны, заметны для внешнего наблюдателя. В то время как черты белорусского характера имеет более затаенный характер, он больше проявляется на индивидуальном уровне, до поры до времени все зреет исключительно "в голове", никак не выказываясь внешне. Это характер больше хуторянина, а не полянина.
Вот и получается, что, даже по сравнению  с украинцами, гораздо более белорусы искусственно унифицируются под россиян и чрезмерно упрощаются. В результате вот такая патологическая бестолковость российского взгляда на белорусскую жизнь.

Перспектив нет

Построили новый храм. А потом…

Продолжается обсуждение этого рассказика-утопии. Мол, возможно сие или невозможно. А ведь так хочется. Есть же это в других странах, в других конфессиях... Многие объясняют просто: не благоприятствует политика, светская и церковная. Если и найдется священник, который начнет делать что-то подобное, его тут же загнобят. Но представим: внезапно "пали узы" и дали полный карт-бланш. Сразу бы все ожило кругом? Да ни в коей мере. Потому что дело по большому счету не в политике, хоть она и вносит свою "лепту", и даже не столько в собственно вере, ее глубине, христианском воспитании (хотя это несомненно присутствует), а в общей культуре представлений о том, что должна делать церковь. Что является прерогативой в ее деятельности. А ведь это идет издавна, даже с дореволюционных времен, когда назначение церкви понималось только как "молитва", а все остальное.. ну так... если и было (очень редко), то по "остаточному принципу". Требовалось от священника что? Служения и требы. Все. Остальное личная инициатива, порой наказуемая. Советский период это усугубил только. Тем более приучили считать, что церковь это "отправление религиозных потребностей". Ну, как туалет, извините. Вещь неприятная для всеобщего обозрения, но без нее никак - пусть будет в сторонке и не мозолит глаза.
Был, конечно, момент благоприятный, когда церковь только-только получила относительную свободу, на нее были надежды, что она принесет что-то новое. И вот тогда нужно было активно это разворачивать: мол, смотрите, все, что было до сих пор, это вынужденное, а церковь должна быть не такая, вот сейчас у нас свобода, давайте вернем церкви подобающие функции. Все кругом наново, и церковь - в новом формате. Психологически это могло сработать. И что-то такое и заявляли, и пробовали: стали возникать сестричества, общества милосердия. Но опять где-то сбоку, как нечто нужное, но факультативное. А главное опять "молитва и требы". Единственное из нового, что стало прероготивой, причем выше молитвы, это строительство храмов. То есть церковь пошла по пути не служения людям, а служения себе (не только в целом, но и лично) и своей славе с золоченными куполами. Фактически церковь принялась строить себе склепы, по функциям все больше приближаясь к кладбищу. И, заметим, за эти годы "возрождения" церковь выросла многократно, а пришли-то в основном как раз люди, естественно, востребованные прерогативой: "строители", а также бойкие требоисполнители под личиной "старцев". Они теперь доминируют, и повернуть вспять уже невозможно. Если тогда было нелегко это сделать, то сейчас в тысячу раз.
Конечно, получилось это не только потому, что "кто-то там наверху" в свое время неправильно сориентировался. Ядро клира, оставшегося с советских времен было соответствующим образом отфильтровано и воспитано: главное - приход, то есть не церковный приход, а тот, который не расход. А если и расход, то как вложение для будущего прихода, то есть ремонт, строительство и "благоукрашение". А милосердие - это расход без прихода. Как и катехизация и прочая малопонятная "работа с людьми". Что-то конечно, было, но общая культура подавила эти ростки. Могло и этого не быть, да помогла хрущевская "оттепель", хотя и парадоксальным образом. Как известно, во время "оттепели" к церкви было как раз "охлаждение": на некоторое время политика воспитания клира уступила место курсу на искоренение церкви и клира вместе с ней. В результате советские воспитанные попы изрядно поразбежались, и когда в "застойные годы" удавка на церкви ослабла, ей остро понадобились восстанавливать поредевшие кадры, как раз тут как тут интеллигенция, вкусившая "оттепели", разочаровавшаяся в ней и обернувшая свой взор на церковь. Оттуда и проникла в образовавшуюся брешь та горстка "невоспитанных" попов, котрая внесла с собой чуждый "основному составу" душок. Он был настолько ярким на общем сером фоне, что в какой-то момент показалось, что он может победить... Ведь хочется верить в лучшее. Как мы верим и сейчас. Но перспектив нет.
Собор епископов Украинской Православной Церкви сегодня собрался на заседание для избрания нового Предстоятеля - Киевского Митрополита. Именно такой способ избрания предусмотрен по Уставу УПЦ как автономной церкви в составе Московского Патриархата (III.9), в отличие от Белорусской Православной Церкви, где предстоятель - Митрополит Минский является Патриаршим Экзархом и назначается московским центром - Синодом РПЦ, а белорусский епископат к такому назначению отношения не имеет. Совсем недавно мы могли наблюдать это на примере назначения в Беларусь предстоятелем рязанского митрополита Павла, нового главы Белорусского Экзархата? Почему так происходит? По аналогии с межгосударственными отношениями у многих людей напрашивается вопрос: может это просто последствие политическогой ситуации, того, что Беларусь находится в гораздо большей, чем Украина, зависимости от Москвы? Для многих это даже не вопрос, а очевидный вывод. Так ли это на самом деле?
http://churchby.info/rus/963/

Последний месяц

Июнь 2015
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek